Бхагавад Гита. Глава 3

Главы

Арджуна спросил: «Если мне в назиданье,
Превыше деянья Ты ставишь познанье,

Тогда почему, Разуменьем Богатый,
На страшное дело толкаешь меня Ты?

Сознанье мутишь мне двухсмысленной речью.
Ответствуй мне ясно: где благо я встречу»?

И Крышень ответил: «Стремящимся к Йоге
Я прежде уже указал две дороги:

Для жаждущих с Рамхой Предвечным слиянья
Есть Йога Познанья и Йога Деянья.

В бездействии – мы не обрящем блаженства;
Кто дела не делал, — тот чужд совершенства.

Однако, без действий никто не пребудет:
Ты хочешь того, иль не хочешь – принудит

Природа тебя: нет иного удела,
И, Ей повинуясь, ты делаешь дело.

Кто, чувства поправ, всё же помнит в печали
Предметы, что чувства его услаждали, —

Тот связанный следует ложной дорогой
А тот, о, Арджуна, кто, Волею строгой

Все чувства поправ, Йогу Действия начал, —
На Правой Дороге себя обозначил.

Поэтому действуй; бездействию – дело
Всегда предпочти; отправления тела –

И то без усилий свершить невозможно:
Деянье – надёжно, бездействие – ложно.

Оковы для мира, — бездушны и мертвы
Дела, что свершаются не ради Жертвы.

Так действуй, Арджуна, но действуй в Со-Знании
С Даждьбогомъ – Первоотцом Мироздания!

Людей породив, Он сказал: «Размножайтесь
И, жертвуя, Жертвой своей насыщайтесь:

Себя ублажайте, Богов ублажая,
И будет от жертвы вам польза большая.

Приняв эти Жертвы в Небесном Чертоге,
За них наградят вас довольные Боги, —

Иначе предстанут пред вами ворами,
Когда на дары не ответят дарами»!

Остатками Жертвы питаясь, мы чище
От этой становимся праведной пищи,

А люди, которые Жертв не свершают,
Всё сами съедая, — греховность вкушают.

От пищи возникли все твари живые,
А создали пищу – струи дождевые,

От жертвы – дождя происходит рожденье,
А Жертва – есть действия произведенье,

А дело – от Даждьбога, Он – Вездесущий,
А значит, Он в Жертве, нам благо несущей.

Кто этому круговращенью враждебен –
Игралище чувств, — и кому он потребен?

Но тот, кого Даждьбогъ насытил всецело,
Кто в Даждьбоге счастлив, — тот Волен от дела.

В сей бренной юдоли не видит он цели
В несделанном деле и в сделанном деле.

Он самопознания выбрал дороги,
В ничьей на Земле не нуждаясь подмоге.

Итак, делай то, что ты делать обязан.
Блажен, кто, творя, ни к чему не привязан.

Тем Джанака славен и люди другие,
Что мудро дела совершали благие.

И ты, целокупности мира во имя,
Трудись, делай благо трудами своими.

Кто лучше других, — тот Учитель по праву,
Он всех своему подчиняет уставу.

Постиг я три мира, свершил все свершенья,
Но действия не прекращаю движенья.

А если б не действовал я, то в безделье
Все люди бы жить, как и я, захотели,

Исчезли б миры, если б дел я не множил,
Все Варны смешав, я б людей уничтожил.

Как действуют в путах деянья невежды, —
Пусть так же и Мудрый, исполнен надежды,

К делам не привязан, с душой вдохновенной,
Деянья свершает на благо Вселенной.

Кто черпает мудрость в познанье высоком,
Незнающих пусть не смутит ненароком:

Они, оставаясь в своём заблужденье,
В деяньях пускай обретут наслажденье.

Природа – Праматери вечная сила, —
Всё делают Гуны: кого ж ослепила

Гордыня, — решают: «Мы делаем сами».
Но тот, кто взирает познанья глазами,

Поймёт, что Праматушка Лада – основа
И чувств и предметов, что снова и снова

Вращаются в Гунах Природы. Доколе
К ним Йог не привязан, достигнет он Воли.

Тот, кто совершенным познаньем владеет, —
Познавшего несовершенно не смеет

Смущать, ибо, что разумеет незрячий?
А ты, о, воюющий, действуй иначе.

От самости, от вожделенья избавлен,
К Всевышнему каждым поступком направлен,

Даждьбогу, Арджуна, будь верен глубоко,
Сражайся – и ты не услышишь упрёка.

Разумный, Ученье моё постигая
И веря, что это – стезя есть благая,

Без ропота действуя долгие лета,
Одним лишь деяньем достигнешь ты Света.

А тот, кто моё отвергает Ученье,
Кто ропщет, к предметам питая влеченье, —

Погибнет, безумный, познанья лишён!
Арджуна, постиг ли ты Пращура Конъ?

Природе вовек всё живое подвластно,
И даже Мудрец поступает согласно

Природе своей, — так к чему противленье?
И чувств отвращенье, и чувств вожделенье —

В предметах телесных; и то и другое –
Враги; отврати их владычество злое!

Исполнить, — пусть плохо, — свой долг самолично,
Гораздо важней, чем чужой сверхотлично.

Погибнуть, свой долг исполняя, — прекрасно,
А долгу чужому – служенье опасно»!

Арджуна спросил: «Тогда кто же от века,
Скажи, побуждает на грех человека, —

К тому же силком, вопреки его Воле»?
И Крышень, причастный Божественной Доле,

Ответил: «То – страсть, что возникла из скверны,
То – гнев пожирающий, неимоверный.

Как зеркало – мутью, огонь – тёмным дымом,
Как плёнкой – зародыш, так ненасытимым

Желанием всё Мирозданье одето:
Желание – недруг познанья и света.

Враг Мудрости – Мудрых ввергает в пыланье
То алчное пламя в обличье желанья!

В рассудке и чувствах оно пребывает,
Людей, ненасытное, с толку сбивает.

А ты, обуздав свои чувства сначала,
Врагов порази, чья утроба взалкала, —

Прозренье и Знанье пожрать захотела!
Считают, что чувства важнее, чем тело,

Познанье важнее всех чувств, но Со-Знанье
Превыше Познанья в моём пониманье.

А выше Со-Знания – Рамха Сверхличный!
Ты в Сути Его утвердись Безграничной!

Врага уничтожь, — да обрящет кончину
Противник, надевший желанья личину»!

Оцените статью